Лёлик. Повесть о настоящей реке

Получив от Олега описание маршрута я понял, что Олег хочет испытать свою Щуку в спортивном походе, а ещё чуть погодя я резко вспомнил, что давно подумывал обзавестись надувной лодкой сам. Началось всё как обычно - на вокзале. Влад чуть не придушил билетёршу в одном окошке, а билетёрша в другом окошке прописала нам в отряд какого-то Катанова. Выпив всё наименее вредное пиво в буфете мы отправились по домам. Билетов было 17. Привыкнув к недоразвитому капитализму я считал, что приобрести паштет для раскладки - плёвое дело. Фиг вам. На рынке у планерной паштета не было. То есть был паштет в пакетиках, в сосисках, в пластиковых баночках, в алюминиевых формах, а в чугуниевых банка - нет. С негодованием отринув мысль о покупке 48 стограммовых баночек паштета, я скупил весь 260 граммовый запас Хамы(за рекламу среди туристов фирма заплатит мне одну, две,... ну что я всё о деньгах). Запаса оказалось 13 банок.

В таком же количестве мы добрались до вокзала. Отпали Костолевы, неведомая, но от этого ещё более симпатичная мне девушка и Влад, подкошенный, простите за тавтологию, болезнью кошки. Пили пиво, включая предсказуемо отвратное Толстяк-Гречишное. Разговор зашёл о водке. Когда достали хлеб я сбежал. Утро было небодрым, если бы меня не разбудил Андрей я бы познакомился с Орлом. И не надо намёков. Станция Чернь находилась в 9 км от одноимённого поселения, да и странно было ожидать, чтобы они были в одном месте. Конспирация. Выкинув пяток мешков мы побежали к вагону с основым запасом барахла. В вагоне было весело, Катанов обзывал всех проходящих мимо дешёвыми козлами, а Витька уворачивался от их кулаков. Не всегда успешно.

Разгрузившись и выпив, мы загрузились в машину и выпили. Машиной руководил Бондарев, не без оснований считавший, что обносы понравятся всем. К ним нас и привезли. Разгрузившись и выпив мы собрали лодки и выпили. Проходившие мимо туземцы приветствовали нас странными поворотами конечностей у висков, участливо говоря что-то о жопе, педерастии и апокалипсисе по русски.

Выпив и вспомнив Влада с его кошкой мы выпили. Выпив и погрузив в Егерь тела Катанова и Вадима мы выпили. Паша(который Игорь) рассовал по карманом с десяток ножей. С реки доносились радостые матерные крики. Первое дерево находилось в 5 метрах от старта, следующее шло через 4, потом через 3. На четвёртом бревне болтался экипаж Катанова. Мы выпили.

Алкогольные галлюцинации преследовали нас весь день. Сначала причудился Витька, с явным удовольствием нырявший с брёвен головой, боком, задом, просто уходивший с брёвнами под воду, и всё это без отрыва от пилы. Вспоминали Влада. Потом показался бодрый Рома по грудь в воде с Пашей в лодке. Как заядлый городошник Рома целился пашиной головой в завалы, размахивался байдаркой и... завалы разлетались с громким треском. Вспоминали Влада и кошку.

Дальше почудился привал, мокрый Катанов, утонувший сахар и суп с клёцками из сухого супа. Пить уже не было сил. Пришлось ставить палатку. Появившийся с холма абориген стал взывать к нашей совести, сообщая, что у него тут дом, сам он охотник, рыболов, байдараст и токарь-гинеколог пятого разряда: "Ну, ёрш вашу медь, ребята, сворачивайте свои палатки, берите барахло и идём". Я решил промолчать. Мною двигала простая человеческая жалость. Я не мог сказать незатейливому папуасу, что я думаю о его идее взять лодку и пойти к нему. В конце концов Олег взял туземца под руку и отправился с ним вверх по течению. Чуть позже, в поиске ветра, я обнаружил большую дыру в песчаном береге. В дыру я не полез.

Вечером часто вспоминали Влада и его кошку, а также мучились сомнениями по поводу отставшего экипажа Щуки-3. Ночь прошла спокойно, российская футбольная команда забила... как всегда забила на игру. Экипаж Щуки нашёлся утром, зверски изорвав в лоскутья лодку, они решили сойти с дистанции. Мы понимаем их выбор. Такие мысли посещали и нас.

День прошёл спокойно. Высадившись в Плотицино мы обнаружили залежи известняка, завод и широкий выбор одинаково омерзительного пива. Рафтмастер, неплохо показав себя в завалах достаточно приемлимо вёл себя и на течении. Остановились на автодороге в крапиве рядом с родником. Ночью долго спорили, Катанов показал себя экспертом в химии и ножах, а Олег отстаивал мнение, что лучше умереть молодым и умным, чем жить до глупой старости.

Утром следующего дня, взглянув в незамороченное лицо Олега, я понял, что гребсти сегодня придётся до опупения. Опупение началось после впадения в Зушу. Несколько раз нам с Пашей казалось, что если не опускать вёсла в воду и, лёжа в лодке, не создавать сопротивления ветру - плывётся быстрее. Аццки болела задница. Наш дружный отряд распался у моста. Олег с девушками погрёб дальше. А мы остались.

Выпив мы просушились, собрались и выпили. Выйдя в Пашей в деревню мы обнаружили странную вещь - никто не хотел денег. Даже явно нерусские туземцы и те ссылались на усталость от работы и не везли. Тут мы поняли откуда произошло выражение "не везёт". До вокзала было 6 км. И мы решили прогуляться. По пути на вокзал нас догнал автобус с остальными участниками "искпедиции". Роме всё-таки удалось убедить водителя, что он вовсе даже не устал, а совсем наоборот. На вокзал ехали зигзами, но почему-то не упали и даже не лишились колёс. Видимо знатная колея помогла. Вспомнили Влада и кошку. Сели в поезд и проснулись в Москве.

З.Ы. Серьёзно говоря, - река очень красивая, стоять можно почти везде и я бы на неё вернулся. Из пары снятых плёнок мне удалось сделать пару приличных кадров. Результат. Вот правда, если бы нам не повезло с погодой, впечатления от реки были бы совсем другие, особенно в первый день.