Лужа (правый приток Протвы)
Дата: 9-12 июня 2001г.
Маршрут: Малоярославец - Ильинское - р. Лужа - Малоярославец

Как бы там не сложилось дальше, этот поход был одним из самых весёлых и компанейских. Для наших условий - не напрягаться с заброской и с рекой, наслаждаться красивыми берегами и неплотной населёнкой, вблизи Москвы вряд ли сыскать реку лучше, чем Лужа.

+ текст Лёлика

_карта !!! 296К
День первый - 9 июня

Забрасываться на Лужу мы с Илюхой начали днём: забрали двух Тайменей + своё и некоторое кол-во чужого барахла и по МКАД покатили на машинке из Тушино на Киевский (пробищи и здесь нас достали, хотя существенно меньшие, чем на пути через центр). Платная стоянка у вокзала обошлась в 400р на четверо суток (наличие машины порождает такие вот извращённые варианты заброски на реку).
В Малоярославце также всё прошло гладко. Прибыли мы туда после восьми вечера, у вокзала - десяток извозчиков, взяли на 13 чел. три легковушки + Уазик для байдарок, за всё заплатили 85 руб/чел. В городе работают грузовые такси и можно вызвонить их с вокзала.
Ну теперь к реке. Дорога Медынь-Юхнов-Брянск-Бобруйск, как говорят, одна из самых прямых в стране, на том кусочке, где мы были она также ещё и довольно узкая, ныряет с холма на холм, так что обгон дальнобойщиков в условиях хреновой видимости немного нервировал.
В Ильинском памятник подольским курсантам, в 1941-м году здесь погибло 3 тыс. человек и немцев полегло 7 тыс. человек.
Сворачиваем к Пирогово, просто убийственная дорога, враскоряк бетонные плиты и грязь, хорошо, что до реки 2км. Высыпались на берег, вода есть, река бежит довольно шустро - хорошо. Встали ниже моста, у сухого дерева, пейзаж изумительный, уступами поднимается открытый левый берег, мы, вместе с сухим деревом на первом ярусе, на покатом склоне второго яруса одинокие сосны, впереди, изгибаясь к нам, тянется река с лесами по правому берегу.

День второй - 10 июня

Погода хмурая, но настроение - ух! как-никак из знакомых выбрались все (кроме Махи, Лёши и Веры, Колюна), кто физически в состоянии ходить в байдарочные походы. Палаток - 6 и Тайменей тоже 6.
Ниже по течению небольшой завал (видимо остатки старого моста), собираемся у палаток и потихоньку перетаскиваем вещи к завалу. А дождь не промедлил и обмыл нового Тайменя и новых тайменьщиков: Ромку, Витю и Ленку. Наш T-3 везёт меня, Татьяну и Оксанку, мы не хотим намного отставать и посему отчаливаем первыми, час дня. Потянулись сильно заросшие берега, так что встать подождать товарищей удалось только через час, у небольшого ручья с тропинкой на правый берег. В воде довольно зябко, да и ещё и дождик зарядил, накрылись тентом и дремлем.
Мимо пронеслись Т-2 Влада и Паши. Опять поплыли в одиночестве и у хорошо заметного брода (из Некрасово в Остреево) остановились на обед, красивое местечко. Чуть раньше прошли один несложный завал; а вот из-за поворота вынырнули подзадержавшиеся в деревьях Илюха с Витей, разливаем, отметили новую лодку. Ждём-пождём Лёху и Андрея со спутницами, наконец и с ними выпили. Переправили местных, а так они все в гости из деревни в деревню в болотных сапогах ходют.
Договорились держаться вместе и держась, поплыли искать Влада. Вот они - на песчанном пляжике жгут хворост и кажется тоже пили. Некоторая ругань случилась - различия в тактике, уладили, выпили, хотя уже лишнего, потому и плохо помню как оказались у разрушенной плотины (на лев. берегу дерервня Афанасово).
Рыбак не пускал нас через плотину - "все, говорит, потом чинятся, да и голавлей мне распугаете". Наверное рыбы уже спрятались - шуму от нас много, а устраивать обнос из-за ничего не хотелось, не слушая девиц, высадил их на берег и слева, под ветками, прошёл.
Стоянка после плотины (особенно трезвым утром) показалась необыкновенно красивой. Стоим в вершине излучины, на краю поля. Как выяснилось и левый берег чуть подальше, тоже очень неплох. Всё-таки попробовал уху из голавлей, что говорить - вкусно.

День третий - 11 июня

Как выяснилось, мы уже отмахали немало (треть пути) и поэтому утром вообще не торопились. Как обычно подначки да байки, по три кофе и очень вяло-неторопливые собирания к отплытию. Наблюдали птиц - летали над нами парами вОроны похоже, как они кувыркались, как скользили крылом к крылу, играли с потоком и друг с другом - долго мы стояли, уставившись в небо.
В 12 вышли. Левый берег совсем наклонился и порос соснами, впечатляет. У Юрьевского вышли размять ноги, в деревне виднеется внешне сохранившаяся церковь, в следующий поход надо бы посмотреть поближе. Почти сразу завал и обнос метров 50 по правому берегу. Стали часты перекатики. Следующая остановка была видимо в Хитрово - Щиглево, на левом берегу. Поднялись (довольно высоко) в магазин и за молоком. Коров кругом видимо-невидимо, посему 3литра обошлись в 15р.
Снова завал, я кричу на девиц, Лёха собрался нас таранить и утонули велоочки - плохое место. У поворота на юг (на лев. берегу дер. Висящево) замечательный песчанный пляж, жаль, что сейчас нежарко.
К семи прибыли в Теняково. Минуем мост и как договаривались заранее (ведь можем же!) ищем стоянку меж двух правых притоков. Остановились чуть подальше за вторым (воду я правда не из него набирал, а из родничка в устье, хотя и в речушке чистая вода). Выход к стоянке от брода, а на противоположный левый берег хороший подьезд, видимо там пьянки часты (!!! аккуратнее с чалкой, в реке торчит железяка и течение сильное).
Допиваем оставшееся - водчёнки немного, портвейн крымский ностальгический (как бы к нему это название не приклеилось надолго). Жгли плавник, здорово горит. Комары к ночи устали летать и собрались у палаток.

День четвёртый - 12 июня

Прямо утром и до обеда зарядил дождина. Меня сильно выручала войлочная шляпа, Татьяна с Оксанкой всё же промокли в разных частях и обе потом болели. А вообще-то многим довелось сегодня купаться.
Мост в Игнатьевском и завал перед ним стали наиболее серьёзным препятствием, не избежали аварии. Завал проходится справа, немного поработали пилой. Дальше остров, если идти правой протокой, утыкаешься в груды плавника, застрявшие меж опор моста, и выезжать на основную струю слева приходится под прямым углом. Можно обходить остров и слева.
Я провёл лодку вдоль завала и зачалил перед опорами, поскольку развернуться под опорами нам явно не хватало ни места ни времени. Андрей же попробовал без просмотру, страховки, сноровки, вообщем напрасно ...
На глазах изумлённых зрителей застрявший поперёк реки Т-2 живо опрокидывается, Ленка ойкнула, её красная косынка пропала и показалась на поверхности уже ниже по течению. Андрей занимался её спасением, а притопленный Таймень потащило дальше.
Я спас один мешок и тапок, подоспел Паша и мы отволокли лодку на остров посередине. В результате сорвало крепление стрингера на одном шпангоуте и погнулись фальшборта, а вообще - полезное купание. Все остальные прошли это место успешно.
Отсюда до Малоярославца дошли за пару часов, был смысл высадится у монастыря (а не у автомоб. моста), во-первых до вокзала ближе (хотя и берег крутой) и во-вторых богата история этих мест - на курганах правого берега были поселения вятичей, здесь, в октябре 1812 года состоялось сражение, окончательно сломившее французов, принесшее известность Николаевскому-Черноостровскому монастырю.
[Честно говоря, вариант уезда со ст.Шемякино не рассматривали (по реке ещё 10км), как-то упустили из виду, что станция недалеко от воды, поэтому уезжали из Малоярославца]

из истории монастыря:
На северо-востоке Малоярославца на нагорном берегу реки Лужа расположен Николаевский Черноостровский монастырь. Называется он так потому, что расположен на Черном холме. Когда и кем основан монастырь, неизвестно, но упоминание о нем относится к началу XVII века, а, значит, в XVI веке он уже существовал. Есть предположение, что монастырь основан в конце XV века, а строителями его были князья Оболенские.
Долгое время монастырь стоял в бедности и только в 1800 году стараниями уроженца Малоярославца московского купца Целибеева, внесшего 20 тысяч рублей и снабдившего его утварью, он возобновил свою религиозную деятельность.
Однако едва устроившейся обители пришлось жестоко пострадать в суровую годину Отечественной войны 1812 года. Во время сражения 24 октября монастырь несколько раз переходил из рук в руки, и здания его сильно пострадали: церковь была ограблена, деревянные постройки сожжены, везде были навалены трупы. Особенно пострадали каменные въездные ворота, на фронтоне которых был изображен лик Спасителя: вокруг него все было избито картечью и изрешечено пулями, но ни одна из них не коснулась самого лика.
Монастырь восставал из руин на средства частных жертвователей. Снова пришел на помощь купец Целибеев, передавший 70 тысяч рублей. Среди других жертвователей встречается донское казачье войско. Император Александр I, "приняв во внимание героические заслуги монастыря, неоднократно переходившего в руки неприятеля и наконец сделавшегося местом достославной победы, высочайше повелел выдать из казны пособие на исправление монастырских зданий 10 тысяч рублей".
Главный храм монастыря во имя святого Николая воздвигнут "в память героев, павших у стен оного монастыря в войну 1812 года за веру, царя и отечество". Храм был освящен в день Бородинской битвы 26 августа 1843 года. Высота его около 45 метров, построен он в византийском стиле и отличается величественностью. Монастырь обнесен каменной оградой, в святых воротах которой находится лик Спасителя. В воротах до сих пор зияют следы от ядер и картечи: император Николай I запретил их ремонтировать, а к столетию сражения на воротах была укреплена доска с надписью - "язвы 1812 года".
Ныне монастырь принадлежит церкви и в нем идет религиозная жизнь. Проводятся большие реставрационные и строительные работы.